Главная » ВУЗ » ЮБИЛЕЙ

ЮБИЛЕЙ

18 мая 2012 года в 13-30 в концертном зале института состоялось торжественное собрание в честь открытия персональной выставки, посвященной 70-летию со дня рождения и 50-летию творческой деятельности Заслуженного художника России Ляшенко Валерия Ивановича. Выставка уже прошла с успехом в г.Орша, где экспозиция графических работ Валерия Ивановича была размещена с 26 апреля по 15 мая.

Заслуженный художник Российской Федерации Валерий Иванович Ляшенко - один из самых «смоленских» художников – родился как раз не в Смоленске. В 1942 году его мать, следуя за отцом, закончившим Одесское летное училище, оказалась в далеком Чимкенте (Казахстан), где и произвела на свет сына. В полтора года мальчика привезли к бабушке в только что освобожденный и разоренный Смоленск. Воевавшим на фронте родителям казалось, что Смоленск – это безопасный тыл. На самом деле город был прифронтовым, здесь еще не появилось никаких примет мирной жизни. Вой сирены, гул летящих самолетов, разрывы бомб – вся эта жуткая военная музыка надолго вошла в детское сознание. Спасением виделась бабушкина юбка, в которой можно было укрыться от совсем недетских страхов. Бабушка прижимала к себе, гладила по голове, успокаивала, но страх не отпускал, заставлял все время быть начеку. До четырех лет маленький Валера спал с открытыми глазами, готовый в любой момент вскочить, бежать, чтобы забиться в спасительную щель, упасть ничком в канаву. Жили на Лестровке (район нынешней улицы Лавочкина) в подвале разрушенного дома. В победном сорок пятом вернулись с фронта отец с матерью. Нужно было приспосабливаться к мирной жизни. И начали со строительства дома. Родственники из духовщинской деревни пожертвовали двумя банями. Их перевезли в Смоленск, и из тонких, совсем не основательных осиновых бревен поставили дом. Но для того времени, когда многие смоляне продолжали ютиться в землянках, это было полноценное жилье. Послевоенный Смоленск постепенно приходил в себя. Разбирались руины домов, застраивался центр города, восстанавливалась нормальная жизнь. У горожан, переживших ужасы войны, вдруг обнаружилась страсть ко всему, что делало их быт уютным, красивым, счастливым. И вообще будущее теперь воспринималось только в мажоре. Этот общий оптимизм не обошел и детей. Вот дядя Коля -сосед по переулку - с войны привез аккордеон. Вечерами он садился на крылечке своего дома и выводил немудрящие мелодии. А местные ребята мечтали о том, как и они, освоив инструмент, будут резво бегать пальцами по этим перламутровым пуговицам-клавишам, извлекая потрясающие по своему совершенству звуки. У женщин тоже появилось увлечение: вышивание. Дело в том, что из поверженной Германии возвращающиеся в свой город смоляне везли вышитые картины. Сюжеты на них были, понятно, не из нашей жизни: влюбленные пастух и пастушка, романтический замок, олени на фоне таинственных развалин. Именно этими нездешними видами немудрящие картинки привлекали и завораживали. Образовались целые кружки по интересам: там вышивали гладью, здесь – крестиком. А еще при домкоме (прообраз ЖЭКа) появился кружок лепки, в котором местным детям предлагалось проявить свои способности и умения. Вспоминая все эти эпизоды послевоенного детства, Валерий Иванович вновь и вновь повторяет за классиком: красота спасет (и спасала!) мир. Надо только людей учить создавать эту самую красоту. В этом плане Валере-подростку повезло. Судьба совершенно случайно (хотя есть же какая-то закономерность во всякой случайности) свела его с Василием Даниловичем Демидюком. Это был профессионал высокого класса. В свое время он окончил Академию художеств, после войны преподавал изобразительное искусство в смоленском Доме пионеров. Валера Ляшенко, ходивший сюда в кружок баянистов, решил показать свои рисунки – а были они скопированы с книжных иллюстраций – человеку, чем-то привлекшему его внимания. Демидюк посмотрел работы юного художника и вынес вердикт: «Ты наш». И так все началось. Художественные азы Валера Ляшенко постигал у В.С.Демидюка, совершенствовался у Анатолия Илларионовича Козикова и Анатолия Илларионовича Терещенко, которые также классически сочетали в себе художественное мастерство и талант педагога. Ко всему прочему, были еще и первоклассными музыкантами. Один играл на балалайке, другой – на гитаре. Для своих учеников художники устраивали самые настоящие концерты. И тогда мир красок наполнялся волшебством музыки. Дети послевойны, лишенные возможностей нынешнего юного поколения, они росли духовно богаче, счастливее, были деятельны без прагматизма, романтичны без цинизма. А еще им везло на Учителей. Когда после учебы в Ярославле и работы в Вологде, Валерий Ляшенко вернулся в Смоленск, к нему пришла жена его бывшего, к тому времени покойного учителя Василия Даниловича Демидюка. Она, выполняя волю своего мужа, принесла оставшиеся от него краски. Тот перед смертью распорядился: «Приедет Валерка, отдай ему краски». Казалось бы, простой житейский эпизод. Но сколько в нем того, чего так нам не хватает в этой жизни: заботы, внимания, любви к своим питомцам. Валерий Иванович Ляшенко говорит о своем детстве с понятной ностальгией. Но в этом нет ничего от романтической экзальтации. И он уверен: в его детстве было больше детского, наивного, прямодушного. Нынешние же дети рано становятся взрослыми. И этот процесс вызван не столько обычным для молодых людей желанием скорее обрести самостоятельность, сколько зачастую тяжелыми социальными условиями. С болью говорит художник о том, что после войны на Смоленщине было 8 детских домов. В нынешнее, казалось бы, благополучное время – почти тридцать. Что случилось с людьми? Как и когда они потеряли интерес к красивому и стали сориентированы на богатое? А ведь эти слова далеко не синонимы. В связи с этим вспоминается Валерию Ивановичу один случай. После окончания Ярославльского художественного училища работал он художником Вологодских художественно-производственных мастерских Худфонда РСФСР. Русский Север покорил его душу, стал после родной Смоленщины второй любовью. Однажды шел он вологодской улицей, еще тогда на ней сохранились деревянные тротуары, и нес только что написанную картину – иллюстрацию к стихам Николая Рубцова. А навстречу топала с клюкой древняя старушка. Чем-то привлек ее внимание художник. Попросила она посмотреть его картину. И сразу же вникла в суть. «В середине-то любовь, - сказала бабуля, явно не читавшая стихов Рубцова, - а по краям вот ведь – разлука». До сих пор удивляют Валерия Ивановича люди того поколения, не избалованные благами цивилизации, зачастую необразованные. Они не просто смотрели, а видели, откликались всей душой на поэзию жизни. В своем творчестве Валерий Иванович часто возвращается в свое детство. И оно всегда у него светлое, яркое, стремительное. Хотя, будучи художником-графиком, пользуется он только двумя основными цветами – черным и белым и их оттенками. Ляшенко считает, что графика – самый демократичный и самый интеллектуальный вид искусства. Живопись взывает к эмоциям, графика – к мысли, знанию, пониманию. Тем не менее, работы самого В.И.Ляшенко вовсе не академичны, они наполнены любовью к миру, людям, и заражают этими добрыми чувствами своих зрителей. И вот что удивительно: графические объекты Валерия Ивановича Ляшенко «не читаются» исключительно в черно-белом варианте. В них, пусть незримо, присутствует цвет. И совершенно непостижимым образом на выполненной графически цветущей яблони вдруг начинает «пробивать» розовато-голубоватый оттенок. Отдавая предпочтение графике, пишет художник и акварели, и картины в технике пастели. В середине семидесятых В.И.Ляшенко был избран членом правления Смоленской СХ РСФСР, где возглавил комиссию по работе с молодыми художниками. С того времени его творчество и педагогическая деятельность связана с юными дарованиями и просто способной молодежью. Для них организовывал пленэры, им выбивал путевки для творческих командировок, помогал, поддерживал, вел по жизни. И так 18 лет. За это время 42 его воспитанника стали членами Союза художников. Стоит заметить, что членство в Союзе тогда было не простой формальностью, а заслуженной (творчеством!) наградой. И вполне закономерным стал приход в 1992 году художника в колледж искусств при СГИИ, где в настоящее время он является заведующим художественным отделением. Его любят студенты – он сохранил в себе ту непосредственность и открытость, которая так привлекает молодежь. Его уважают коллеги, потому что есть в нем те качества, которые нынче не очень востребованы, но без них человек пуст и никчемен. Речь идет о порядочности, достоинстве. Гражданственность Валерия Ивановича Ляшенко не дает ему спокойно смотреть на замусоренное сознание людей, изгаженный город, вырубленные деревья, утерянную связь прошлого с настоящим. Свои чувства, мысли, переживания он воплощает в художественных полотнах. Но под рукою мастера исчезает уродливое, сиюминутное, мелкое, которые, увы, наполнили наш мир, наш город. Торжествует настоящее, ясное, вечное: добро, красота и любовь. И это не украшательство, не способ спрятаться от действительности. Это, если хотите, позиция человека, который умеет видеть и предвидеть. Его картины – дверь в мир, в котором соседствует детскость с мудростью, наивность с трезвым взглядом на жизнь, радость бытия с печалью утрат.

Анна ЛАПИКОВА